» » » Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)

Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)

20 мая, 17:09     227     0     Новости Слонима / Общество   

Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)


Благодаря историям об успешной миграции порой складывается ощущение, что это легко: негативный опыт и трудности принято держать при себе. Сегодня Фаина, чей переезд в Польшу был скорее вынужденным, откровенно рассказывает о том, что жизнь на новом месте не всегда похожа на сказку.

– Я хожу на собеседования около 7 раз в неделю – бывает больше, бывает меньше. Иногда иду по улице, вижу красивый офис – захожу, оставляю на ресепшене резюме и прошу передать его руководству. Пару раз мне даже перезванивали, но обычно все сворачивается после того, как узнают о моем неевропейском паспорте.

Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)


Об Институте журналистики: «На защите диплома меня откровенно завалили»
С 17 лет я занимаюсь журналистикой. Сперва писала для газет в Слониме, затем поступила в Институт журналистики и начала сотрудничать с минскими изданиями. До пятого курса все было отлично: я работала, училась на 9 и 10, параллельно проходила курсы английского в посольстве США, сдала TOEFL.

А на защите диплома меня откровенно завалили. Я работала на независимые СМИ, писала для «Завтра твоей страны» и «Пресс-клуба», открыто высказывала свою позицию о государстве и президенте – и некоторым преподавателям это не нравилось.

К диплому нельзя было придраться, но из-за моей деятельности мне не хотели ставить высокий балл. Поэтому докопались до библиографии: за ее якобы неверное оформление я получила 5. Но позднее именно это сыграло мне на руку.

Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)


После выпуска я наткнулась на образовательную программу, магистратуру по правам человека и демократизации в странах Кавказа и постсовка. Комиссия напрямую спросила меня о таком низком балле, и я рассказала все как есть. Получился отличный пример того, как в Беларуси ущемляют те самые права человека.

Несколько месяцев я училась в Армении и Грузии, а потом вернулась в Беларусь и начала искать работу здесь. Быстро поняла, что это бесполезно, тем более если я хочу остаться в журналистике: хорошая зарплата в редакции в 2017 году – 200$. Как на них снимать жилье в Минске – непонятно.

Переезд в Польшу: «Появился шанс получать 400$ за то, что я учусь»

В Facebook я увидела объявление: журналисты, которые имеют степень бакалавра по гуманитарным наукам, могут претендовать на стипендию в городе Лодзь. Это грант ЕС для молодых людей из постсоветских стран, при поддержке немецкого правительства.

Да, я могла попробовать найти себя в Минске, уйти в рекламу или коммерцию, но это совсем не мое. Кроме того, многие компании предлагали поработать три месяца без оплаты, пройти стажировку – такое практиковали даже известные порталы. Возможно, минчане и могут себе такое позволить, но, как только у меня появился шанс получать 400$ за то, что я учусь, я согласилась.

Учеба здесь совсем не похожа на учебу в Беларуси. Студенты сами выбирают предметы, которые им интересны, и время занятий, а преподаватели уже подстраиваются под это.

Многие белорусские студенты ничего не учат и верят, что прокатит и так. Но тут другая система: первая пересдача платная, а второй уже не будет. Это отсеивает тех, кто приезжает кутить, пить и тусить, кому плевать на образование. Они просто хотят получить студенческую визу, по которой можно работать, – и все.

Некоторые частные вузы терпят это из-за нехватки студентов, предлагают платить и договариваться с преподавателями. Но хорошие частные и тем более государственные вузы не терпят такие вещи. Я считаю, это правильно.

Об ассимилировавшихся белорусах: «Ты офигевшая и слишком деловая»

Я живу по студенческой визе категории D. Она позволяет практически все, даже работать. И намного лучше популярной «карты побыта», которая накладывает массу ограничений: невозможность сменить работодателя, долгое ожидание, бюрократия.

Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)


Начав искать работу, я стала часто сталкиваться с выходцами из Беларуси. Практически все белорусы, к которым я обращалась в поиске работы, почти прямым текстом говорили мне: «Ты офигевшая и слишком деловая. Снобка, иди работай на завод!»

Не все, но очень многие многие переехавшие белорусы не любят своих земляков. Так происходит в любой другой стране: что в Германии, что в Швеции, что в Украине мне встречались в основном не слишком адекватные белорусы. Думаю, это связано с тем, что они полностью ассимилируются и ощущают себя местными. Ты для них уже не собрат. Зеленый, ничего не понимаешь, зачем тебе что-то подсказывать? Меня, мол, жизнь научила – и тебя научит.

О рынке труда: «Карта поляка открывает любые двери»

Сейчас минимальная зарплата в Польше – 1500 злотых, около 400$. На такую сумму можно жить в отдельной комнате, хорошо питаться и раз в год куда-нибудь путешествовать. В Беларуси для аналогичных целей нужно получать примерно 700$.

Но на собеседованиях никто никогда не говорит, сколько ты будешь зарабатывать. Тебе предлагают самому оценить свои навыки. У такой схемы есть два минуса. Если ты назовешь слишком высокую сумму, тебя не возьмут. Назовешь слишком низкую – будешь получать ее все время, пока не уволишься. Ни о каком повышении дохода речи не идет.

Человек, который не знает польского, может рассчитывать на не такое уж большое число вакансий. В основном это будут заводы, склады, в лучшем случае – мойщик посуды. Зато карта поляка открывает любые двери даже без знания языка, с ней легко можно попасть в русскоязычные офисы.

Английский является обязательным условием, если хочется устроиться в хорошую компанию. При этом уровень необходимого знания языка намного выше, чем тот, который нужен в Беларуси: то, что польские дети знают уже лет в десять, в Минске считается хорошим английским.

О личных требованиях к работе: «Может, я и сноб, но я знаю, как это тяжело, и не готова к этому»

Я не рассматриваю тяжелый физический труд на заводе. Это почти всегда работа на износ. Смены по 12 часов без выходных, грязное производство: металлическая стружка, мясоперерабатывающие комбинаты, где воняет тушами, или секонды, где ты постоянно работаешь с химией и после которых можно до конца жизни бороться с астмой или аллергией.

Да, может, я и сноб, но я знаю, как это тяжело, и не готова к этому. Хотя на некоторую физическую работу устроиться не так-то и просто: чтобы попасть официанткой в хорошее место, нужно идеально знать польский.

Ищу работу в сфере обслуживания и образования, иногда просматривая вакансии в турагентствах. Туда, правда, не так-то легко попасть: их в основном держат хитрые иностранцы, которые любят завышать цены и обманывать потребителей.

О резюме, которое работает против тебя: «Кадровики уверены, что, как только мне подвернется что-то лучше, я уволюсь»

Но мое резюме работает против меня. Работодатели не верят, что я согласна на низкоквалифицированный труд. Они хотят стабильных нетребовательных людей, которых можно нанять на год и более.

А у меня за плечами – журналистика, организация мероприятий и лекций, работа переводчиком в международных организациях. Когда знакомые увидели мое резюме на преподавателя, они так и сказали: «Даже не надейся, с таким резюме тебя побоятся взять». Кадровики уверены, что, как только мне подвернется что-то лучше, я уволюсь.

Мне пришлось сильно урезать свое резюме. Изначально там было около 10 страниц, осталось 2. Выбирать самое важное было очень сложно: как я могу показать одну и не показать другую работу? Но на курсах в университете мне четко объяснили: если я хочу джоб-оффер, то нужно сокращать. Рабочие навыки, образование, языки – остальная информация должна быть в голове.

О планах на будущее: «Мы вам перезвоним»
Я хожу на собеседования с ноября 2018 года, но прогресса пока нет. Это бесит. У меня осталось два месяца на поиски работы, и я решила пойти по пути наименьшего сопротивления. Сейчас подаю на докторантуру в Варшаве и, если пройду, до начала обучения забью на принципы и устроюсь на любую работу.

Есть и другой вариант. Я выиграла грант Erasmus+ и сейчас пытаюсь договориться с каким-нибудь шведским агентством или НКО, чтобы меня взяли в качестве стажера. Платить мне будет ЕС, но организации все равно не особо хотят брать людей с постсоветского пространства: не уверены, что они будут качественно работать. Обычно разговоры заканчиваются рядовым «Мы вам перезвоним».

У меня были мысли вернуться в Беларусь, там осталась моя мать. Мы обсуждали это с женихом, и он категорически против. Он знает мою историю, ситуацию в стране и понимает, что вся моя зарплата будет уходить на проживание, транспорт, еду и поездки к маме. Купить платье, косметику, путешествовать, откладывать – ничего этого я не смогу делать.
Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)
Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)
Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)
Слонимчанка эмигрировала в Польшу (и ей не очень)
Показано фотографий 4 из 4.

Источник: citydog.by
Фото: citydog.by

Комментарии:

Оставить комментарий